Валерий Шубинский (shubinskiy) wrote,
Валерий Шубинский
shubinskiy

Categories:

СТИХИ 2014 ГОДА

ЭЛЕГИЯ

Где сово-соловьи от пенья кругового
Давно сошли с ума, туда еще живого
Зовут рептилии послушать соло сов:
Смешное ух и эх тартарских слов.

Там Батюшков не спит, как ворон домотканный
В окошке северном; его Щедрин румяный
Ведет в несонном сне послушать римских псов;
Но наслажденье есть и в тихости лесов.

Природа мертвая, их матерь круговая,
В объятья их берет – и вот уже, живая,
Взмывает пинией над кипрским пастухом,
Качается под Вологдой могильным лопухом.

Но нет спокойствия ни в Севере, ни в Юге,
Нет смертным утешения друг в друге.
Природа не мертва, но я уже не жив,
В зеркальной волости погоны заслужив.

В цветущей музыке, в рыбацком поте,
В заморской овощи исподе
Им утешенья нет. И в воздухе ночном
Сухие совы бодрствуют. И засыпают днем.

***

Что кличет див над полем, полем палевым?
От сполохов и всхлипов пулевых
не разберешь. Запахло паром, палевом,
и что вздыхать о женах пылевых.

Язвят пшютов шуты, шутов молодчики,
зобатые, недолгой чести для.
Поют в крови младенцы и молочники,
и панночки бросают труселя.

АДСКИЕ ПЕСНИ

1

С голубыми глазами безумья
Красножилыми – пьян ты, не пьян ты –
Из пологого сна в раздражительный сон
Маршируют они, музыканты.

Треугольными звуками прутьев
Вешний воздух они раздевают
И каких-то неправедных братьев
Шиповатыми «ля» избивают.

И взрастают текуче-прозрачные клетки,
По которым кричат арестанты:
Уходите, тюремщики, в тихие сны,
Ведь не вы, это мы – музыканты.

Ведь не вы, это мы, музыканты,
Ходим с полными ртами беззубья.
Мы начальники слов, мы заводчики песен,
Вожаки козловаков безлунья.

Устроители танцев, которыми воздух
И его среднесрочные гости
Друг на друга шипят и ночами не спят
От какой-то кокетливой злости.

2

Полетел в созвездье Рыбы,
Прилетел назад –
Дети стали стариками,
На меня ворчат.

О.Григорьев           

Знать бы точно, куда я вернулся –
В реку, зá реку, в дом у реки?
Каждым утром, еще не проснулся –
А уже начинают ворчать мотыльки-старики,
С золотыми от смерти глазами -
Еще постареют и станут людьми.
Не ворчите, вглядитесь, мы же знакомы с вами,
Были знакомы злыми детьми.

Рыбы реют и сгорают,
Желчью полон рот –
Полон воздух послезвучий
И словесных рвот.

В небесах трепещут пятна
За сто тысяч верст –
Сходим к рыбам и обратно
В невысокий Ост.

Не ворчите¸ постойте, ведь я вам знаком,
Нас бранили одним языком,
И мы отвечали на всю послестрочную тишь
Про накажешь вперед, а потом все равно не простишь.

Рыбы все не умирают,
Не закроешь рот
Полный знаков запинанья
И наоборот.

Перелеты, перелеты
За сто тысяч верст –
Золоченые ворота
В невеликий Ост.

3

Эскаватор гремит, эскалатор бубнит
И на глобусе сонный экватор звенит.

И фиксатор горит, и оратор корит
Зависающих в эхе усатых харит.

То направо мигнули, то налево пошли
Шестиногие пули и дули в пыли.

Сто второе столетие не догорит
Над гугнявой тунгускою метеорит,

Но вот-вот догорит, загремит, зазвенит,
И разбуженный глобус ударит в зенит.

***

Кто на рассвете выйдет в тундру через
Усадьбу доброго Недоброво,
И в глаз кунице попадет, не целясь,
Тому уже не страшно ничего:

Ни скорбных птиц, ни сорных рыб в канаве,
Ни тишины, припрятанной в ноздре,
Ни яви недосмотренной, ни нави,
Ни розочки ветров, ни звездочки в ведре.

Ружье зачехливши, присевши на пригорке,
Какой-то городок в лучах дождя
Припомнит он. Там в небе были створки.
Чем стал он, за одну из них войдя?

Что он узнал? Дрожит в ультрамарине
Гагара с темной точкой на бедре.
Усадьба странная недоброго Добрыни
Ушла под воду, спряталась в горе.

Отряд олений скачет к Пустозерску.
Хитрец-возница, кутаясь в доху
Швыряет в небо стершуюся горстку
Родной земли.
Ни звездочки вверху.

КОНЕЦ МАЯ

Ходят в поисках тьмы и прохлады
По дворам полупсы.
Комары, не по-птичьи крылаты,
Дышат осам в усы.

И звенят сквозь воздушные поры
Вечеров топоры,
И лежат небеса без опоры
На весах до поры.

И не падает с облачных полок
На жасминолевкой
Синеватый озоновый сполох
С громовою лихвой.

Хорошо эта львиная морда
Бакенбард завила,
Разморожена кровушка норда,
Но еще не светла.

Через день она станет светлее,
Разольется во всем,
И на розовооблачном клее
Свет обвиснет, весом.

ПРИБЫТИЕ ПОЕЗДА

Это приснившаяся капуцинкам
свежая жесть, покрытая цинком,
на пузыре у сома
писанный сон, и сквозь сон проступает
город иной, и в него засыпает
светом ведомая тьма.

Это вокзал, на котором не можно.
Это красотки, завитой немодно,
вдох, замечающий хну.
Стекла в подвале какой-то Европы.
Чернорабочих желтые робы.
Воздух, встречающий тьму.

Ногтем из пальца – марлей из раны –
свесилась ниже расшатанной рамы
цинком покрытая жесть.
Дальше – касается сонного кадра
(Это вопрос из первого кадра):
«Есть это?» — «Да, это есть».

Это кадавра касается, что ли:
все поедающей маленькой моли
пляска на простыне.
Все – очертанья, звуки и краски -
съест. Но три века еще до пляски
светописи во тьме.

И за окном – стога и предместье,
запах левкоев. «Мы вместе?» «Мы вместе
едем туда, Жанетт.
Едем туда, где скошены крыши,
едем туда, где скушаны мыши,
едем туда, где нас нет».

Стрелочник стрелки не переводит,
в розах стрелок ружья не наводит,
лезут со всех сторон
ящики с вогнутыми глазами.

Дудки: посадим их в ящик сами.
Опоздали. Перрон.

РОЗА ВЕТРОВ

Ударил бы кто игроков по рукам,
поддал бы Улисс тумака дуракам –
но поздно, развязан Эолов мешок,
и Гея вдыхает сухой порошок.

Сырой порошок выдыхает Борей
и роется в потных подшерстках зверей.
Улыбчивый Евр из китайской земли
на скалы закидывает корабли.

И вякает птица на малую гать.
И ходят на стругах остроги строгать.
И ходит по-злому медведь под орлом
с цепочкой на шее, с кольцом подо ртом.

Ах роза ты розочка, мать морячка,
не зря твоего мы боялись крючка,
боялись висеть у тебя на шипах:
весь воздух, цветочек, тобою пропах.

Зефир электрическим пышет песком.
Лучи голубым ниспадают пучком.
Осмеянных птиц и освистанных нот
близнец и носильщик, египетский Нот,

«бебе» говорит, и нечеткий Агрест
по синему степу разносит асбест.
И переживают русалки сквозь гать:
кто едет на розы грозу изрыгать?

И рвутся тела аллюминьевых птиц
в седьмых небесах у дырявых границ.
И деточки в шрамах и выточках дня
в ночных поездах засыпают, звеня.

***

И в яблоках кони, и в сливах, и в грушах,
и в ягодах волчьих и птичьих глазах,
и птицы, бескровных грызущие мушек
под голою высью в косматых низах –

все это короче головокружения:
так маятно яблоку плыть по реке,
так припоминается шины визжание,
так бабочке тошно сидеть на коньке,

так портятся тени у всех, кто здесь лишний,
и листья окукливаются в луну,
и белого воздуха черные вишни
лежат на конях и стоят на кону.

МОРЕ СЕРОЕ

Море серое в ежовой нелистве,
Складчатое и пупырчатое,
А над ним невещих птички две
Облетают небо дырчатое.

Канут в дырку и уйдут во тьму
Развеселую, бубенчатую,
Будут спать в прозрачном терему,
Забывать тюрьму бревенчатую.

Будут спать, не будут спать, не будут петь
Золотую песню лодочную.
Будут пить, не пить и не терпеть
Заводскую воду водочную.

Будут моря серого искать,
Моря дымного и дымчатого.
Будет кто-то в полдень выпускать
Два луча из неба дырчатого.

***

Змею из яйца вынимает Натура,
ворчливый коала докушал свой лист
и дремлет. Все прочее – литература:
исписанный буквами лист.

Но все испаренья, и все минералы,
и пчел, опускающих ноздри в цветы,
и ненависть кобры, и грёзы коалы,
и белых нептиц косолапые рты,

и воздуха ляжки, и полые пышки,
и плуга биенье в сырой борозде
украли еще не рожденные книжки
и прячут в шрифтштеллеровой бороде.

И все они выйдут однажды – а что им
не выйти? – в не этот какой-нибудь свет,
и сказано будет о нас, чего стоим,
в какой-то из них.
Или нет.

Subscribe

  • (no subject)

    Здравствуйте, надолго покинутые друзья. Что тут за ужас в жэжэшеке, говорят, происходит? Что за новые правила? Объясните.

  • ДЕСЯТЬ СНОВ 2014 ГОДА

    Снились Рафаэль и Тициан, молодые. С Рафаэлем говорили долго, на "ты". Поразили его неожиданные вкусы (в том искусстве, которое было…

  • ЭЛЕГИЯ

    Где сово-соловьи от пенья кругового Давно сошли с ума, туда еще живого Зовут рептилии послушать соло сов: Смешное ух и эх тартарских слов. Там…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments