?

Log in

Валерий Шубинский [entries|archive|friends|userinfo]
Валерий Шубинский

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

ДЕСЯТЬ СНОВ 2014 ГОДА [Jan. 6th, 2015|07:14 pm]
Валерий Шубинский

Снились Рафаэль и Тициан, молодые. С Рафаэлем говорили долго, на "ты". Поразили его неожиданные вкусы (в том искусстве, которое было после него).

Оставшуюся часть ночи пытался совместить то, что они умерли пятьсот лет назад, с тем, что они живы и молоды.

*

Снился М.С. Горбачев, говорящий исключительно цитатами из "Фауста".

*

Снилось, что во французский язык из идиша проник суффикс "-ник". (В идише он из славянских языков). В результате этого проникновения французская деревня стремительно превращается в еврейское местечко, пейзанники в хасидов, костел в синагогу и т.д.

*

Снился немецкий род, получивший баронский титул в Мозамбике. В России, куда попали потомки этого рода, титул почему-то (кажется, по прихоти Николая I) признают только за младшей его ветвью, а старшей приходится в суде отстаивать свое дворянство.

*

Приснилось, что Гогена было два и Ван Гога два.

При этом у первого и второго Гогена одинаковое лицо и одинаковые годы жизни. Но первый - настоящий, а второй - "художник школы Гогена". И то же самое у Ван Гога.

Подумал, что это вполне осмысленный сон. Что это применимо почти к любому писателю и художнику.

PS Как там у первого и второго Ван Гога с ушами, не знаю. Об этом во сне ничего не было

*

Снились (отдельно друг от друга) В.В.Путин и Б.Обама.

Сон про Путина был такой: приснилось, что я служу в администрации президента РФ. Какой-то особняк в Москве выделен для приема иностранных гостей. В связи с этим во дворе особняка должно быть кладбище, а его нет. И вот я при помощи лично Путина и одного моего случайно оказавшегося на месте школьного товарища накапываю во дворе этом фальшивые могильные холмики.

Что касается Обамы, то с ним (и еще какими-то людьми) мы ловим рыбу в речке. Вдруг я говорю ему: "А ведь ваша охрана, наверное, вас обыскалась!". Он отвечает: "Ну, так давайте я им позвоню!" - и берет мой телефон. "Нет - отвечаю я - если вы позвоните с моего телефона, они решат, что я террорист и что вы находитесь в опасности". Разговор идет по-английски, т.е. элемент достоверности соблюден.

*

Приснилось, что мне дали почитать стихи Хармса, которые он дальше писал бы, если бы остался в живых. Стихов было много, при пробуждении вспомнил две строчки:


Хочу я быть красивым человеком,

Тем победителем, что желчь победы пил.


Подумал, что меня обманули и подсунули мне посмертные стихи Вагинова.

*

Приснился Леопольд Ипполитович Бруммельшток, истинный автор "Слова о Полку Игореве".

*

Снилось, что Мандельштам жив, но уже очень стар. Он побывал в лагере и вернулся, но с тех пор новых стихов не публикует. Пишет ли - неизвестно. Все гадают об этом. Один поэт утверждает, что Мандельштам посвятил ему четверостишие. Спорят - подлинное ли.


link3 comments|post comment

СТИХИ 2014 ГОДА [Jan. 1st, 2015|07:10 pm]
Валерий Шубинский

ЭЛЕГИЯ

Где сово-соловьи от пенья кругового
Давно сошли с ума, туда еще живого
Зовут рептилии послушать соло сов:
Смешное ух и эх тартарских слов.

Там Батюшков не спит, как ворон домотканный
В окошке северном; его Щедрин румяный
Ведет в несонном сне послушать римских псов;
Но наслажденье есть и в тихости лесов.

Природа мертвая, их матерь круговая,
В объятья их берет – и вот уже, живая,
Взмывает пинией над кипрским пастухом,
Качается под Вологдой могильным лопухом.

Но нет спокойствия ни в Севере, ни в Юге,
Нет смертным утешения друг в друге.
Природа не мертва, но я уже не жив,
В зеркальной волости погоны заслужив.

В цветущей музыке, в рыбацком поте,
В заморской овощи исподе
Им утешенья нет. И в воздухе ночном
Сухие совы бодрствуют. И засыпают днем.

***

Что кличет див над полем, полем палевым?
От сполохов и всхлипов пулевых
не разберешь. Запахло паром, палевом,
и что вздыхать о женах пылевых.

Язвят пшютов шуты, шутов молодчики,
зобатые, недолгой чести для.
Поют в крови младенцы и молочники,
и панночки бросают труселя.

АДСКИЕ ПЕСНИ

1

С голубыми глазами безумья
Красножилыми – пьян ты, не пьян ты –
Из пологого сна в раздражительный сон
Маршируют они, музыканты.

Треугольными звуками прутьев
Вешний воздух они раздевают
И каких-то неправедных братьев
Шиповатыми «ля» избивают.

И взрастают текуче-прозрачные клетки,
По которым кричат арестанты:
Уходите, тюремщики, в тихие сны,
Ведь не вы, это мы – музыканты.

Ведь не вы, это мы, музыканты,
Ходим с полными ртами беззубья.
Мы начальники слов, мы заводчики песен,
Вожаки козловаков безлунья.

Устроители танцев, которыми воздух
И его среднесрочные гости
Друг на друга шипят и ночами не спят
От какой-то кокетливой злости.

2

Полетел в созвездье Рыбы,
Прилетел назад –
Дети стали стариками,
На меня ворчат.

О.Григорьев           

Знать бы точно, куда я вернулся –
В реку, зá реку, в дом у реки?
Каждым утром, еще не проснулся –
А уже начинают ворчать мотыльки-старики,
С золотыми от смерти глазами -
Еще постареют и станут людьми.
Не ворчите, вглядитесь, мы же знакомы с вами,
Были знакомы злыми детьми.

Рыбы реют и сгорают,
Желчью полон рот –
Полон воздух послезвучий
И словесных рвот.

В небесах трепещут пятна
За сто тысяч верст –
Сходим к рыбам и обратно
В невысокий Ост.

Не ворчите¸ постойте, ведь я вам знаком,
Нас бранили одним языком,
И мы отвечали на всю послестрочную тишь
Про накажешь вперед, а потом все равно не простишь.

Рыбы все не умирают,
Не закроешь рот
Полный знаков запинанья
И наоборот.

Перелеты, перелеты
За сто тысяч верст –
Золоченые ворота
В невеликий Ост.

3

Эскаватор гремит, эскалатор бубнит
И на глобусе сонный экватор звенит.

И фиксатор горит, и оратор корит
Зависающих в эхе усатых харит.

То направо мигнули, то налево пошли
Шестиногие пули и дули в пыли.

Сто второе столетие не догорит
Над гугнявой тунгускою метеорит,

Но вот-вот догорит, загремит, зазвенит,
И разбуженный глобус ударит в зенит.

***

Кто на рассвете выйдет в тундру через
Усадьбу доброго Недоброво,
И в глаз кунице попадет, не целясь,
Тому уже не страшно ничего:

Ни скорбных птиц, ни сорных рыб в канаве,
Ни тишины, припрятанной в ноздре,
Ни яви недосмотренной, ни нави,
Ни розочки ветров, ни звездочки в ведре.

Ружье зачехливши, присевши на пригорке,
Какой-то городок в лучах дождя
Припомнит он. Там в небе были створки.
Чем стал он, за одну из них войдя?

Что он узнал? Дрожит в ультрамарине
Гагара с темной точкой на бедре.
Усадьба странная недоброго Добрыни
Ушла под воду, спряталась в горе.

Отряд олений скачет к Пустозерску.
Хитрец-возница, кутаясь в доху
Швыряет в небо стершуюся горстку
Родной земли.
Ни звездочки вверху.

КОНЕЦ МАЯ

Ходят в поисках тьмы и прохлады
По дворам полупсы.
Комары, не по-птичьи крылаты,
Дышат осам в усы.

И звенят сквозь воздушные поры
Вечеров топоры,
И лежат небеса без опоры
На весах до поры.

И не падает с облачных полок
На жасминолевкой
Синеватый озоновый сполох
С громовою лихвой.

Хорошо эта львиная морда
Бакенбард завила,
Разморожена кровушка норда,
Но еще не светла.

Через день она станет светлее,
Разольется во всем,
И на розовооблачном клее
Свет обвиснет, весом.

ПРИБЫТИЕ ПОЕЗДА

Это приснившаяся капуцинкам
свежая жесть, покрытая цинком,
на пузыре у сома
писанный сон, и сквозь сон проступает
город иной, и в него засыпает
светом ведомая тьма.

Это вокзал, на котором не можно.
Это красотки, завитой немодно,
вдох, замечающий хну.
Стекла в подвале какой-то Европы.
Чернорабочих желтые робы.
Воздух, встречающий тьму.

Ногтем из пальца – марлей из раны –
свесилась ниже расшатанной рамы
цинком покрытая жесть.
Дальше – касается сонного кадра
(Это вопрос из первого кадра):
«Есть это?» — «Да, это есть».

Это кадавра касается, что ли:
все поедающей маленькой моли
пляска на простыне.
Все – очертанья, звуки и краски -
съест. Но три века еще до пляски
светописи во тьме.

И за окном – стога и предместье,
запах левкоев. «Мы вместе?» «Мы вместе
едем туда, Жанетт.
Едем туда, где скошены крыши,
едем туда, где скушаны мыши,
едем туда, где нас нет».

Стрелочник стрелки не переводит,
в розах стрелок ружья не наводит,
лезут со всех сторон
ящики с вогнутыми глазами.

Дудки: посадим их в ящик сами.
Опоздали. Перрон.

РОЗА ВЕТРОВ

Ударил бы кто игроков по рукам,
поддал бы Улисс тумака дуракам –
но поздно, развязан Эолов мешок,
и Гея вдыхает сухой порошок.

Сырой порошок выдыхает Борей
и роется в потных подшерстках зверей.
Улыбчивый Евр из китайской земли
на скалы закидывает корабли.

И вякает птица на малую гать.
И ходят на стругах остроги строгать.
И ходит по-злому медведь под орлом
с цепочкой на шее, с кольцом подо ртом.

Ах роза ты розочка, мать морячка,
не зря твоего мы боялись крючка,
боялись висеть у тебя на шипах:
весь воздух, цветочек, тобою пропах.

Зефир электрическим пышет песком.
Лучи голубым ниспадают пучком.
Осмеянных птиц и освистанных нот
близнец и носильщик, египетский Нот,

«бебе» говорит, и нечеткий Агрест
по синему степу разносит асбест.
И переживают русалки сквозь гать:
кто едет на розы грозу изрыгать?

И рвутся тела аллюминьевых птиц
в седьмых небесах у дырявых границ.
И деточки в шрамах и выточках дня
в ночных поездах засыпают, звеня.

***

И в яблоках кони, и в сливах, и в грушах,
и в ягодах волчьих и птичьих глазах,
и птицы, бескровных грызущие мушек
под голою высью в косматых низах –

все это короче головокружения:
так маятно яблоку плыть по реке,
так припоминается шины визжание,
так бабочке тошно сидеть на коньке,

так портятся тени у всех, кто здесь лишний,
и листья окукливаются в луну,
и белого воздуха черные вишни
лежат на конях и стоят на кону.

МОРЕ СЕРОЕ

Море серое в ежовой нелистве,
Складчатое и пупырчатое,
А над ним невещих птички две
Облетают небо дырчатое.

Канут в дырку и уйдут во тьму
Развеселую, бубенчатую,
Будут спать в прозрачном терему,
Забывать тюрьму бревенчатую.

Будут спать, не будут спать, не будут петь
Золотую песню лодочную.
Будут пить, не пить и не терпеть
Заводскую воду водочную.

Будут моря серого искать,
Моря дымного и дымчатого.
Будет кто-то в полдень выпускать
Два луча из неба дырчатого.

***

Змею из яйца вынимает Натура,
ворчливый коала докушал свой лист
и дремлет. Все прочее – литература:
исписанный буквами лист.

Но все испаренья, и все минералы,
и пчел, опускающих ноздри в цветы,
и ненависть кобры, и грёзы коалы,
и белых нептиц косолапые рты,

и воздуха ляжки, и полые пышки,
и плуга биенье в сырой борозде
украли еще не рожденные книжки
и прячут в шрифтштеллеровой бороде.

И все они выйдут однажды – а что им
не выйти? – в не этот какой-нибудь свет,
и сказано будет о нас, чего стоим,
в какой-то из них.
Или нет.

linkpost comment

ЭЛЕГИЯ [Feb. 1st, 2014|10:55 pm]
Валерий Шубинский
Где сово-соловьи от пенья кругового
Давно сошли с ума, туда еще живого
Зовут рептилии послушать соло сов:
Смешное ух и эх тартарских слов.

Там Батюшков не спит, как ворон домотканный
В окошке северном; его Щедрин румяный
Ведет в несонном сне послушать римских псов;
Но наслажденье есть и в тихости лесов.

Природа мертвая, их матерь круговая,
В объятья их берет – и вот уже, живая,
Взмывает пинией над кипрским пастухом,
Качается под Вологдой могильным лопухом.

Но нет спокойствия ни в Севере, ни в Юге,
Нет смертным утешения друг в друге.
Природа не мертва, но я уже не жив,
В зеркальной волости погоны заслужив.

В цветущей музыке, в рыбацком поте,
В заморской овощи исподе
Им утешенья нет. И в воздухе ночном
Сухие совы бодрствуют. И засыпают днем.
link3 comments|post comment

Избранные сны 2013 года [Dec. 27th, 2013|03:01 pm]
Валерий Шубинский

Впервые приснилась (под влиянием статьи достопочтенного коллеги П.Успенского) разумная литературоведческая идея. О том, что структура блоковского "Грешить бесстыдно, непробудно...", которую нарочно воспроизводит Гандлевский в "Устроиться на автобазу....", бессознательно (скорее всего) повторяется Ходасевичем в "Бедных рифмах". Я имею в виду описание "социальной реальности" через перечисление инфинитивов. В том же сне было про влияние на "Бедные рифмы" некрасовского "Утра" (вообще очень "ходасевичского" стихотворения), но это уже надо обдумать.

*

Похабные стихи, якобы написанные Зинаидой Гиппиус:

Восторг - случаться!
Позор - случиться!
Хочу склоняться,
Хочу случиться.

(Это псевдопродолжение известного "Хочу быть голой, хочу быть белой...").

*

По телевизору сообщили, что Ленин с Крупской приняли решение развестись.

*

В Михайловском на заднем дворе нашли неизвестные стихи Пушкина. Они нацарапаны на каменном льве (что он делает на заднем дворе?) Стилистика стихотворений (их несколько) и графологическая экспертиза не позволяет усомниться, что это нацарапал собственноручно Пушкин.

*

Роман финского писателя про человека, который во время Второй Мировой вынужденно перемещается по Европе, оказывается охранником в концлагере, сам попадает в концлагерь и т.д. У него одна особенность: он не чувствует боли. Потом советские солдаты заставляют его выпить за здоровье Бобрикова (это был в XIX веке такой губернатор Финляндии, проводивший обрусительную политику). И как только он выпивает - немедленно начинает, как ввсе, испытывать болевые ощущения.

Потом с ним происходят другие приключения - например, он превращается в крысу и обратно.

*

Приснился, стыдно сказать, Путин.
Он шел без охраны и заговорил с маленьким мальчиком. Вместо того, чтобы поцеловать его в пупок, он стал покрывать его тело какими-то синими надписями, похожими на татуировки. По ходу дела выяснилось, что и сам П. покрыт такими же надписями.

*

Н.С.Гумилев какое-то время числился на юридическом факультете университета, потом перевелся на филологический, но и его не кончил (такая же точно история с Ходасевичем). Сегодня мне приснилось, что Гумилев закончил-таки юрфак, и что в каком-то гумилевском сборнике напечатана большая статья "Гумилев-адвокат" с анализом всех дел, которые он он вел.

*

Приснилось, что меня в 1992 году привлекли по делу Таганцева в качестве не то свидетеля, не то подозреваемого. С тех пор каждый год мне приходится являться в некую контору, выстаивать длинную очередь и получать очередную справку.

*

Снилась экскурсия в ад.

Ад - большое производственное здание, много цехов, в каждом из которых тихо и гигиенично производят тот или иной предмет. Бесконечно, тысячелетиями, одно и то же. А в окнах - окон много - издалека и в ускоренном темпе, как земля с самолета, проносится наш мир.

*

А еще мне приснилось, что мне предложили должность члена Совета Федерации от Алтайского края.

link1 comment|post comment

ПЯТАЯ КРАСНОАРМЕЙСКАЯ [Dec. 16th, 2013|02:01 pm]
Валерий Шубинский
                      Мы эмигрируем в Измайловские роты

                                        Е.Ш.

Лена, окраина голоса Вашего –
хриплая ангельская полоса
звуков, какое-то терпкое варево
атомов, путающих полюса –

может, лишь это еще и осталось
между проспектами над мостовой.
Может, осталось, а может, распалось,
стало свободой, ничем и собой.

Этот расхристанный, вечно скисающий
воздух, в котором не стыдно на дне.
Пятая рота и с неба свисающий
купол в звездáх и вчерашнем огне.

Помню я, помню тот свернутый в шар
тверди и тверди вечерний пожар.
Улочка-улочка, полость пустая,
катится ею звезда золотая.

Вот докатилась и выбрала тело,
сбросила тело, мигнула в окне.
Вот и запела, вот и допела
рыба-созвездье, птица на дне.
link3 comments|post comment

ВОПРОС К УКРАИНЦАМ И К НАБЛЮДАТЕЛЯМ С БЛИЖНЕЙ ДИСТАНЦИИ [Dec. 7th, 2013|04:10 pm]
Валерий Шубинский
Кто в теме - имелись ли в последние дни/недели в Донбассе, в Крыму, вообще на Юго-Востоке хоть сколько-нибудь массовые и хоть отчасти стихийные выступления в поддержку Януковича и против евроинтеграции? Потому что интернет (телевизор я не смотрю) создает впечатление, что есть только две силы - власть и евромайдан.
link6 comments|post comment

ТАКСА КИТТИ [Dec. 3rd, 2013|11:19 pm]
Валерий Шубинский
1

Не разгибается хвост,
Не собирается квест
Из следов кошачьих и птичьих.

Скрывает скользящий наст
Запахи здешних мест:
Не извлечь их и не постичь их.

Помнишь ли ты свой дом?
Где был твой дом до нас?
Должно быть, тебя там забыли.

Теперь твой дом подо льдом,
Над которым скрипящий наст.
Или же, или, или…

2

Ни кости больше не съедобны,
Ни птицы, ни кроты.
Лучам раздвоенным подобны
Собак небесных рты.

Есть эха плотная основа
И гибкий остов сна,
И ты грызешь их снова, снова
И снова голодна.
link6 comments|post comment

*** [Nov. 4th, 2013|01:03 pm]
Валерий Шубинский
Кто из нас, пятипроцентных, смачно шествующих
В длинных каплях лукоморского дождя,
Этих, плавающих или путешествующих,
Нипочем не догоняет, вечно ждя?

Кто нас выжмет, кто нас выпьет, кто в нас вымокнет?
Кто в нас вымочит июньскую листву?
Кто, ошлемленный, невесть какого Рима гнет
Козлоногому предпишет веществу?

Кто от нас, шестицентóвых, вечно хлопающих
Полустворками корпускул поутру,
Вечно лопающихся и вечность лопающих
Не отвертится – и примет нас в игру?
link2 comments|post comment

(no subject) [Aug. 30th, 2013|10:51 pm]
Валерий Шубинский
***
Кто пишет стихи на незрелых рябинах,
На брошенных в реку грошах,
На рыбах, на их электрических спинах,
На длинных собачьих ушах,

На зеркале мыльном, на шарике пыльном?..
Их уже написали давно,
И мастером это в училище света
В условьях задачи дано.

Кто читает стихи на носах голубиных,
На пышных собачьих ушах,
На рыбьих губах и серебряных спинах,
На непарных бобровых усах?

Заштатный душонок, назначенный тенью
Сухой травяной бахромы,
Прочесть бы не против - да этому чтенью
Не учат в училище тьмы.

Кто писал, тот забыл, кто припомнит, не плачет,
Кто прочел, тот, вестимо, осел.
И иного, чем рыбы и реки, не значит
Тот голос и этот глагол.
link2 comments|post comment

*** [Aug. 2nd, 2013|07:21 pm]
Валерий Шубинский
Этот полдень такой, будто все улетели,
Ветром утренним унесены,
Только прыгает воздух вдоль конуса ели:
Там жужжат существа тишины.

(Валовые ветра, вертикальные воды,
Полутьмы ледяные края -
Это все в запасном отделеньи природы,
На соседней делянке ея.

Там стоит колобаха в сиреневом шлеме,
То ли нам, то ли птицам грозя).
Этот воздух для всех, но вдыхаем не всеми:
Кто-то спит, а кому-то нельзя.
link2 comments|post comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]